26.02.2018

Інтерв'ю прокурора Автономної Республіки Крим Гюндуза Мамедова "Крим. Реалії" щодо подій 26 лютого 2014 року

Прокурор АРК Гюндуз Мамедов: «Крымчане принципиально и отчаянно демонстрируют преданность Украине»

26 Февраль 2018, 09:50
Виктория Веселова

   

Митинг 26 февраля 2014 года, Симферополь

Два года назад в календаре государственных дат Украины появился День сопротивления крымчан российской оккупации. Многотысячный проукраинский митинг, прошедший под стенами Верховной Рады АРК 26 февраля 2014 года, ненадолго отсрочил аннексию Крыма, но обернулся уголовным преследованием для крымскотатарских активистов.

В Крыму до сих пор идет судебный процесс по «делу 26 февраля». Активисты Али Асанов и Мустафа Дегерменджи больше года провели в симферопольском СИЗО, после чего их отправили под домашний арест. Приговоры активистам пока не вынесли.

Заместителя главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза в СИЗО удерживали больше двух лет. В сентябре 2017 года Верховный суд Крыма признал его виновным в организации массовых беспорядков и приговорил к восьми годам лишения свободы. Позже при участии властей Турции Чийгоза обменяли на российских граждан и отправили в Киев.

Российское следствие утверждает, что именно Чийгоз, Асанов и Дегерменджи провоцировали стычки, в результате которых погибли два человека и еще около двух десятков людей получили телесные повреждения, а также было повреждено имущество крымского парламента. Обвиняемые это отрицают и заявляют, что их преследуют по политическим мотивам – за проукраинскую позицию.

Эти события расследовали и в прокуратуре АРК, воссозданной в Киеве. В ведомстве считают, что к смертям и ранениям активистов причастны сотрудники правоохранительных органов, которые во время митинга не смогли обеспечить общественную безопасность.
Кто еще попал в поле зрения украинских следователей в рамках «дела 26 февраля» – рассказывает прокурор АРК Гюндуз Мамедов.

– Гюндуз Айдынович, на каком этапе находится расследование «дела 26 февраля», которое ведет прокуратура АРК?

– Если говорить о расследовании событий под стенами крымского парламента 26 февраля 2014 года, то мы внесли в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований – КР) сведения о ненадлежащем обеспечении и охране общественного порядка, в результате которого два человека погибли и 16 – получили телесные повреждения. Также мы расследуем препятствование пророссийски настроенными гражданами проведению мирного митинга за территориальную целостность Украины.

Эти события являются началом активной фазы российской оккупации полуострова

Еще одно уголовное производство есть в отношении оккупационных правоохранительных органов и судейского корпуса Крыма, которые незаконно преследуют граждан Украины за участие в этом митинге.

Но что касается «дела 26 февраля» в целом, я считаю, что эти события являются началом активной фазы российской оккупации полуострова. И поэтому мы внимательно изучаем ситуацию, которая происходила тогда у крымского парламента.

Если говорить о последствиях этого митинга в виде нанесения людям телесных повреждений и смерти наших граждан, то мы считаем, что это произошло из-за того, что не была должным образом обеспечена охрана общественного порядка. Мы уже уведомили о подозрении трем сотрудникам правоохранительных органов, но в этом деле будут новые фигуранты. Я думаю, в этом году нам удастся закончить уголовное производство по данному факту, и оно будет направлено в суд.

– Как этих людей привлекут к ответственности, учитывая, что все они находятся в Крыму и украинскому следствию недоступны?

– Частично будет применена процедура заочного осуждения. А частично будет и очное осуждение. Все лица, находящиеся вне пределов материковой Украины объявлены в розыск, и мы работаем над установлением их места нахождения для последующего задержания. В отношении лиц, находящихся в Украине, в случае привлечения их к уголовной ответственности, обвинительные акты будут направлены в национальные суды.

– Сколько подозреваемых в уголовном производстве, связанном с событиями 26 февраля 2014 года?

– Подозреваемыми являются три должностных лица правоохранительных органов, отвечавшие за безопасность во время митинга у стен крымского парламента. Также дается правовая оценка действиям еще троих должностных лиц – представителей руководящего состава правоохранительных органов Крыма на тот момент.

 
 – Российскому следствию в Крыму понадобилось несколько месяцев, чтобы установить «виновных» из числа крымских татар и начать преследовать их. Прокуратура АРК ведет расследование больше года, не имея доступа на полуостров. Сколько людей задействованы в этом процессе?

– Вы совершенно верно заметили, что нам пришлось больше года расследовать это дело в отличие от наших, скажем так, «оппонентов». Оккупационная власть Крыма ангажирована и придает этому делу политический оттенок. Оперативность их «расследования» связана еще и с тем, что они находятся на территории Крыма. Мы же лишены такой возможности, поэтому нам приходиться сложнее. Но, тем не менее, мы смогли тщательно изучить обстоятельства этого дела, понимая, что оно будет в поле зрения не только Украины, но и мирового сообщества. Мы заинтересованы в его объективном расследовании.

Оккупационная власть оценила мирный митинг как массовые беспорядки, что принципиально неверно

В результате различных экспертиз, мы доказали, что смерти людей под стенами крымского парламента 26 февраля 2014 года произошли из-за давки. Говорить о том, что повреждения были нанесены умышленно – неверно. Оккупационная власть Крыма оценила действия участников митинга предвзято. Они квалифицировали мирный митинг как массовые беспорядки, что принципиально неверно. Не говоря уже о том, что при этом применялись нормы российского законодательства по отношению к событиям, которые произошли на территории Украины, их учасниками были граждане Украины, а производство было открыто российскими правоохранительными органами. Это вообще нонсенс.

В расследовании этого дела нам активно помогали представители неправительственных организаций Украины, которые предоставили большое количество материалов, в том числе и видео. Во многом они были локомотивом этого процесса. Также, были привлечены международные эксперты. Нам удалось поминутно восстановить события митинга 26 февраля 2014 года. Следователи исследовали не один гигабайт видеозаписей, провели сотни следственных мероприятий, допросили большое количество потерпевших и свидетелей.

– Ранее вы анонсировали привлечение к отвественности свидетелей по «делу 26 февраля», среди которых были экс-депутаты крымского парламента, а теперь российские сенаторы от Крыма Сергей Цеков и Ольга Ковитиди. Как вы квалифицируете их статус в уголовном производстве по «делу 26 февраля»?

– В этом деле они фигурируют у нас как свидетели. Но также эти люди являются фигурантами других уголовных производств. Если говорить точнее, эти экс-депутаты Верховной Рады Автономной Республики Крым (VI созыва) обвиняются в государственной измене.

– Но они могут быть привлечены к ответственности, например, за лжесвидетельствование?

Большинство свидетелей, которые выступили в крымском суде, были скрыты

– Данный момент изучается нами. Но я не хочу спешить с выводами. В «деле 26 февраля» большинство свидетелей, которые выступили в оккупационном крымском суде, были скрыты. То есть анкетные данные так называемых свидетелей могли быть изменены. Мы знаем фамилии и имена людей, которые фигурируют в процессе, но важно установить их подлинность. Предполагаем, что они могут быть сотрудниками российских спецслужб, которые 26 февраля 2014 года принимали активное участие в событиях под стенами крымского парламента и руководили действиями пророссийских активистов. Они были антагонически настроены по отношению к Ахтему Чийгозу и другим проукраинским активистам. Поэтому объективность их слов вызывает сомнения.

– Еще одним свидетелем по «делу 26 февраля» был Эйваз Умеров, который прямо обвинял Ахтема Чийгоза в организации массовых беспорядков под стенами крымского парламента. Сейчас он в Крыму помогает в избирательной кампании президента России Владимира Путина. Он фигурирует в уголовном производстве по «делу 26 февраля»?

– Все фамилии, которые вы называете, фигурируют в этом уголовном производстве. И мы даем оценку действиям каждого из них. К сожалению, мы не можем допросить их, так как они не являются в следственные органы.

– Крымский суд уже вынес приговор по «делу 26 февраля» Ахтему Чийгозу. На скамье подсудимых находятся еще двое фигурантов дела – Али Асанов и Мустафа Дегерменджи. Как прокуратура АРК квалифицирует их статус?

– На мой взгляд, их преследуют по политическим мотивам, поскольку они открыто и последовательно отстаивали територриальную целосность нашей страны. Они фигурируют у нас в производстве по факту преследований их со стороны оккупационных властей Крыма. Полагаю, что оценка данным действиям будет дана через призму нарушения международного гуманитарного права.

Их преследуют по политическим мотивам, поскольку они открыто отстаивали целосность нашей страны

Мы в свое время открыли уголовное производство по заявлению народного депутата Украины, лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева по статье 438 Уголовного кодекса Украины: нарушение законов и обычаев войны. Мы собираем доказательства, в том числе этнической дискриминации и политических преследований со стороны оккупационной власти проукраинских активистов, среди которых те лица, которых вы назвали, и многие другие.

– Чего вы хотите добиться по итогам расследования уголовного производства «по делу 26 февраля»?

– Мы хотим, чтобы принцип неотвратимости наказания был реализован. Вот и все.

– Будете ли вы инициировать рассмотрение «дела 26 февраля» в профильных международных инстанциях?

– Я не исключаю, что оно может перейти в международную плоскость, если нам не удастся освободить из заключения наших граждан, которые преследуются в Крыму и России за свои политические взгляды, в частности, что Крым – это Украина.

– В Украине митинг под стенами крымского парламента 26 февраля 2014 года называют символом сопротивления крымчан российской аннексии. Когда лично вы узнали о нем?

– Узнал об этом из СМИ. У меня были смешанные чувства. Такое массовое выступление крымчан в защиту Украины было для меня неожиданностью. Тогда, я и подумать не мог, что эта акция приведет к таким плачевным последствиям.

Массовое выступление крымчан в защиту Украины было для меня неожиданностью

Особое внимание этим событиям придал в июле 2014 года, когда был назначен прокурором Одессы. Помню, мы с коллегами тогда внимательно следили за событиями в Крыму, потому что понимали: их последствия могут настигнуть и нас. Мы тогда особо обращали внимание на сепаратистские проявления в городе и на приезжих. Крымская ситуация консолидировала нас и организовала.

– За последние четыре года стало известно немало историй сопротивления крымчан российской аннексии. Какая из них задела или вдохновила лично вас?

– Я восхищен поступком Владимира Балуха, его поведением в судебном процессе, его последним словом. Мне очень жаль первую жертву оккупации Крыма Решата Аметова. Я считаю, что ему заслуженно присвоили звание «Герой Украины». Дело о его убийстве у нас находится на особом контроле, и мы приложим максимум усилий для выяснения всех его обстоятельств.

В Крыму есть люди, которые принципиально и отчаянно отстаивают свою точку зрения и демонстрируют преданность Украине. Это не может не вызывать уважения.

Очень сильные высказывания в суде были у режиссера Олега Сенцова. Я остался под большим впечатлением от последнего слова Ильми Умерова в суде, когда он цитировал гимн крымскотатарского народа («Ант эткенмен, сёз бергенмен, миллет ичюн ольмеге…» («Я поклялся, я дал слово, за народ свой умереть…») – из последнего слова Ильми Умерова в суде 20 сентября 2017 года – КР). В Крыму есть люди, которые принципиально и отчаянно отстаивают свою точку зрения и демонстрируют преданность своей родине – Украине. Это не может не вызывать уважения.

– Помните ли вы, что делали 26 февраля 2014 года?

– Мне будет сложно забыть этот день. Подробнее я бы рассказывать не хотел.

– Что вы будете делать 26 февраля в этом году?

– Я буду работать вместе со своей командой, чтобы приблизить деоккупацию Крыма.
 

кількість переглядів: 892